Главная / Видео / История убийства аль-Хусейна

История убийства аль-Хусейна

Мухаммад аль-Арифи – “История убийства аль-Хусейна”

Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного.

Хвала Аллаху Господу миров, мир и благословение достойнейшему пророку и посланнику Мухаммаду и Его роду.

Приветствую вас, братья и сёстра мусульмане, любящие родню посланника Аллаха, мир ему и благословение. Я счастлив по случаю этих встреч. Но с другой стороны я опечален тем, что мы будем говорить о несчастье, горе которое произошло с мусульманами. И боль продолжает сжимать наши сердца каждый раз, как мы задумаемся, или вспомним о тех событиях.

Мы продолжаем говорить об истории героя, услады наших глаз, господина, сына господина, Хусейна, сына Али, сына Фатымы, сына посланника Аллаха, мир ему и благословение, который имел высокий статус  перед Посланником Аллаха, мир ему, его семье и благословение. И достаточно того, что он был сыном его дочери, частью его, и он господин юношей рая.

Мы говорили с вами о том, как Хусейн, да будет доволен им Аллах, выступил против халифата Язида ибн Муавия, так как Муавия завещал халифат своему сыну Язиду. И это был первый случай, когда власть перестала назначаться через шуру, а перешла по наследству.

Жители Куфы начали оправлять письма Хусейну, говоря: «Приходи к нам, мы в полной готовности, мы окажем тебе поддержку». И он послал Муслима ибн Акыля, своего двоюродного брата, сказав:

– Пойди и удостоверься насчёт ситуации. На самом ли деле, там есть люди, которые готовы мне помочь, если я приду туда и объявлю свой халифат, стану ли я халифом.

Муслим ибн Акыль отправился и убедился, собрал их подписи, и отправил их Хусейну, сказав: «Воистину, лидер не обманывает своих сторонников. Если это моё послание дойдёт до тебя сразу приходи ко мне».

Хусейн, да будет доволен им Аллах, взял с собой свою семью, братьев, некоторых родственников и несколько своих любящих последователей, и все мы, клянусь Аллахом, любим его. И отправился с ними в путь.

По пути он встретился с несколькими сподвижниками. Ибн Умар даже обнял его и сказав:

– Оставляю тебя Аллаху, ты идёшь на верную смерть.

Мухаммад ибн аль-Ханафийя, являющийся его братом, Мухаммад ибн Али, но назван так, по отношению к матери аль-Ханафийе. Он сказал:

– О Хусейн, не иди туда. Иди в другое место и отправь своих посланцев, пусть призывают людей к тому, что бы ты стал халифом. И когда ты наберёшь последователей, тогда и выйди к людям.

Также Абдуллах ибн Аббас был другого мнения. Он говорил:

– Отправляйся в Йемен, набери последователей, и создай там другой халифат или, быть может, ты свергнешь халифат Язида.

У сподвижников было несколько мнений, но все как один говорили ему не идти в Куфу, приближаясь к Язиду. Они говорили: «Ты идёшь к людям, правитель которых следует Язиду».

Но Хусейн, да будет доволен им Аллах, и это было предопределено Аллахом, решил, что выйти будет правильно.

Тем временем Язид отозвал Ну’мана ибн Башира, да будет доволен им Аллах, который был тогда амиром Куфы, отозвал его в Шам и назначил на его место того скверного тирана Убайдуллаха ибн Зияда, который был амиром Басры, сказав ему: «Отправляйся в Куфу, и будь там амиром».

Пришёл Убайдуллах ибн Зияд и вошёл в Куфу. Он был с закрытым лицом. И когда, будучи верхом на лошади в окружении своих людей, он проходил мимо людей, все думали, что это Хусейн, и стали говорить ему: «Мир тебе, о сын дочери Посланника Аллаха».

И он сказал: «Если дело дошло до того, что всякого входящего в город принимают за Хусейна, должно быть, Хусейн уже направляется сюда и жители Куфы сейчас с ним».

И он обратился к ним с угрозами.

Затем он договорился с человеком по имени Маъкыль, из обитателей Шама.

Он сказал ему: «Иди. Вот тебе три тысячи динаров. Попытайся разузнать где находится Муслим ибн Акыль. Где его последователи. Вернись с  тем, что поможет мне задержать их».

Этот человек из Шама пошёл, совершил намаз в мечети и увидел человека, который долго молился. Подошёл к нему и поздоровался с ним, расспрашивая его о делах. Он сказал: «Клянусь Аллахом, я из числа жителей Шама, с такого-то племени. Я люблю Ахли ль-Бейт. И я слышал, что здесь есть человек, который призывает примкнуть к Хусейну ибн Али. Я хочу, что бы ты указал мне на него».

И тот человек, который долго молился, оказался Муслим ибн Аусаджа у которого живёт Муслим ибн Акыль. Он сказал ему: «Почему из всех людей ты выбрал именно меня?» Он боялся. И в самом деле ситуация пугающая. Его могли убить в этот момент. Он сказал: «Я увидел, что ты человек праведный и подошёл к тебе».

И он отвёл его к Муслиму ибн Акылю, и этот человек из Шама днём находился рядом с ними, а ночью отправлялся к Ибн Зияду, дабы рассказать новости.

В один из дней Убайдуллах ибн Зияд решил покончить с этим делом. Хусейн ибн Али, да будет доволен им Аллах, приближается к Куфе, Муслим ибн Акыль продолжает призывать людей примкнуть к нему, и количество людей увеличивалось до тех пор, пока их не стало двенадцать тысяч.

И один день к Убайдуллаху ибн Зияду вошли Мухаммад ибн аль-Ашъас и Асма ибн Хариджа.

И он спросил их: «Где Хана ибн Урва?» Хана ибн Урва это тот, у кого жил Муслим ибн Акыль по прибытию в Куфу. То есть пришёл в Куфу холостой мужчина, и решил подселиться к кому-нибудь из жителей. И поселился он у Ханы.

И ответил ему Ибн аль-Ашъас: «Он больной. Хана ибн Урва болеет. Ты новый амир у нас в Куфе, мы пришли приветствовать тебя. Но Хана,( который является господином племени Мурад, и членов этого племен насчитывается тысячи), он болеет и не может к тебе прийти».

Он сказал: «Болеет? До меня дошло, что он целый день сидит на пороге своего дома. Как он может болеть, если он целый день сидит и смотрит на прохожих. Клянусь Аллахом, либо он придёт ко мне, либо я пошлю к нему тех, кто приведёт ко мне его». Дело серьёзное! Отправит охрану, они его приведут. Ему сказали: «Мы передадим ему это».

Мухаммад ибн аль-Ашъас и Асма ибн Хариджа пошли к Хане ибн Урва, зашли к нему и сказали: «Амир Ибн Зияд ищет тебя».

Проблема в том, что Муслим ибн Акыль живёт у Ханы, как ему сейчас пойти к Ибн Зияду.

И он сказал: «Что он от меня хочет?»

Они ответили: «Мы не знаем. Он передал тебе салям. Пойдём с нами».

И он отправился с ними в путь, будучи на муле. И приближаясь к дворцу правителя, он сказал: «Клянусь Аллахом, моё сердце тревожиться от этой встречи. Я не знаю, что он сделает со мной».

Они сказали ему: «Он ничего с тобой не сделает. Заходи». И по прибытии он вошёл в дворец.

И когда он встал перед Ибн Зиядом, Ибн Зияд сказал глядя на него: «Я желаю ему жизни, а он желает моей смерти. Я желаю ему жизни, а он желает моего убийства. Что же ты скажешь в своё оправдание?». То есть, я сейчас хорошо с тобой обращаюсь, а ты, будучи господином своего племени, хочешь меня убить.

И Хана сказал ему: «К чему это, о амир?» То есть что ты хочешь сказать этими словами?

И он сказал ему: «Что может быть хуже того, что ты привёл Муслима ибн Акыля, поселил его у себя дома и стал собирать вокруг него людей, что бы они ему присягнули, дабы свергнуть власть халифа?»

Он сказал: «Я ничего такого не знаю. Такого не было».

Ибн Зияд ответил: «Нет было. О Маъкыль иди сюда».

И вдруг пришёл Маъкыль, который  был разведчиком, и встал напротив Ханы ибн Урвы.

И когда Хана увидел его, он понял, что его разоблачили, потому что этот человек находился с ними на протяжении нескольких дней. И Хана замолчал.

Затем сказал: «Говорю тебе правду, о амир. Клянусь Аллахом, я не звал Муслима ибн Акыля. Он просто пришёл ко мне, в мой дом, ведь я господин своего племени. И я принял его, ибо он мой гость».

Ибн Зияд сказал ему: «Ступай и приведи мне его».

Он ответил: «СубханАллах. Как я приведу его? Клянусь Аллахом, я не выведу его из своего дома, дабы привести его к тебе. Но я выведу его из дома, дабы он шёл куда пожелает. Я могу вернуться домой, и сказать: «О Муслим! Выходи из моего дома, что бы у меня не было из-за тебя проблем». Но вернуться домой, ради того, что бы привести его к тебе! Клянусь Аллахом, я никогда не выдам тебе своего гостя. Он мой гость, и я приведу его к тебе, что бы ты его убил?!»

И сказал ему Ибн Зияд: «Клянусь Аллахом, ты не уйдёшь от меня, до тех пор, пока не приведёшь его ко мне».

Он сказал: «Подобает ли мне, приводить к тебе своего гостя, дабы ты его убил? Клянусь Аллахом, я не сделаю этого».

 

И тут, Ибн Зияд, взяв палку, ударил его по лицу и разбил ему нос, задев глаз так, что по лицу полилась кровь. И продолжал его бить. Затем бросил его в темницу.

И тут собралось племя Мурад, главой которого он является. И придя к замку правительства, они сказали: «Мы лишь хотим знать, убил ли его Ибн Зияд или нет?»

Ибн Зияд позвал Шурейха аль-Къады и сказал ему: «Пойди и посмотри на него». Он пошёл и обнаружил его раненным в темнице. И выйдя к ним, Шурейх сказал: «Он жив».

И они сказали: «Пока он жив и не убит, зачем нам мстить за него». Потом они разошлись по своим местам.

В этот момент Ибн Зияд начинает  чувствовать что теряет контроль над ситуацией, желая задержать Муслима ибн Акыля.

Когда Мусли ибн Акыль, да будет доволен им Аллах, узнал что произошло с Ханой ибн Урва, понял что настало время действовать. Если Хана ибн Урва задержан и находится в темнице, и Маъкыл который находился с ними, оказался разведчиком, пора начинать. Не будем ждать Хусейна, начинаем действовать. Муслим ибн Акыль поднялся и сразу начал созывать людей, которые дали ему присягу. И они договорились, что паролем будет «Йа Мансур амит! Йа Мансур Амит». То есть: «Если услышите, что повсюду кричат: «Йа Мансур амит», это значит собирайтесь вокруг меня».  Он позвал жителей Куфы, и собрал их вокруг себя.

Число собравшихся, конечно же, учитывая, что количество давших присягу было 12 тысяч, когда пришло время действовать, собралось не более четырёх тысяч. Когда они прибыли, Муслим ибн Акыль, являясь смелым храбрецом, начал их упорядочивать, создавая, таким образом, войско из тех четырёх тысяч. И направился с ними в сторону замка.

Тем временем Ибн Зияд, этот мерзавец, собрал у себя знатных людей Куфы. Он ожидал, что это произойдёт. Он собрал главу такого-то племени, такого-то рода, такой-то семи, собрал их в своём замке. Оказал им почтение, угостил, одарил их деньгами. И когда те четыре тысячи собрались под дворцом, и Муслим ибн Акыль, хотел, что бы они сражались, те стали выходить к членам своего племени.

Глава такого-то племени, выходя к своим соплеменникам, говорил: «О люди! Зачем вы сражаетесь? Вы сражаетесь против армии Язида! Сейчас придёт целая армия из Шама. Советую вам вернуться». И они сделали так, что те начали расходиться в разные стороны. Даже женщины стали приходить и забирать своих детей и мужей. И когда он совершил намаз аср или магъриб, с ним осталось не более  трёх сот пятидесяти человек. Затем иша, с ним совершило не более шестидесяти человек. Всего лишь!

И тут Убейдуллах ибн Зияд, этот мерзавец, открыл дворец, и люди вышли сражаться. И те шестьдесят человек начали сражаться, но так, словно они делали вид, что сражаются, пытаясь выбраться из сложившегося положения. И сражающиеся со стороны Ибн Зияда, не убивали их, а давали им возможность убежать, и они убежали! И не остался никто, кроме одного Ибн Акыля.

Двенадцать тысяч, потом четыре тысячи, потом триста пятьдесят, потом шестьдесят и потом Муслим ибн Акыль один. И когда он увидел что он сам один, он убежал. И стал он, да будет доволен им Аллах, бродить по улицам Куфы, пока не захотел пить. Где же те, кто дали ему присягу? Где же те, кто согласились ему помочь? Что если Убайдуллах ибн Зияд поймает его сейчас? Куда ему идти? Хана ибн Урва в темнице, а Муслим ибн Аусаджа… Дело приняло другой оборот.

Он подошёл к одному дому и постучался в дверь. Дверь открыла женщина.

Он сказал ей: «Дай мне воды». Она не знает его. Она вынесла ему сосуд с водой и дала ему, да будет доволен им Аллах. Он попил, вернул ей сосуд. Затем она закрыла дверь, а он остался у двери. Он не знает куда идти. Та женщина, посидев немного, вышла по делу, и вдруг увидела его перед дверью. Она сказала: «Клянусь Аллахом, ты вызываешь подозрение. Что тебе надо, если ты стоишь возле дома?»

Он ответил: «Я Муслим ибн Акыль. Можно ли найти у тебя убежище? Я ищу место, где можно спрятаться».

Она сказала: «Входи. Добро пожаловать».

СубханАллах. Хозяином этого места был вольноотпущенником Мухаммада ибн Ашъаса, сторонник Убайдуллаха ибн Зияда. И отправился этот вольноотпущенник, люди гоняются за дуньей, упаси Аллах, отправился к Мухаммаду ибн Ашъасу и сказал ему: «Приходи, у меня дома находиться сам Муслим ибн Акыль, собственной персоной». И пришли к нему люди, желая схватить его, но он сражался за себя как мог, ибо он был героем. Но количество побеждает храбрость. И они подошли к нему, схватив его окончательно, и отвели его к тому мерзавцу Убайдуллаху ибн Зияду. И посмотрите что произошло, как только они пришли к Убайдуллаху Ибн Зияду.

Пришёл Мухаммад ибн Ащъас и с ним Муслим ибн Акыль. И когда они шли, Муслим ибн Акыль заплакал. И обратился к нему Мухаммад ибн Ащъас, сказав: «Тот, кто стремится к тому, к чему стремишься ты, ты ведь стремишься к власти, не плачет, оказавшись в таком положении».

И сказал Муслим: «Поистине, я не плачу за себя. И я умираю не ради этого. Меня не беспокоит, умру я или нет. Я даже на мгновение ока не желал умереть ради этого. Я не хочу умереть, но клянусь Аллахом, я плачу не за себя. Но я плачу за тех, кто идёт к Куфе. Я плачу за Хусейна и семью Хусейна».

Затем Муслим повернулся к Мухаммаду ибн Ащъасу и сказал: «Клянусь Аллахом, я думаю, что ты не сможешь обезопасить меня. Даже если я попрошу тебя обезопасить меня, находясь рядом с тобой в шаге от смерти, ты не сможешь. Ты, и против этого кровавого тирана и грешника Убайдуллаха ибн Зияда… Я думаю, что ты не сможешь обезопасить меня. Но есть ли в тебе хоть капля блага? Можешь оказать мне услугу?». Он сказал: «Да».

И Муслим сказал: «Отправь человека, что бы он передал послание Хусейну ибн Али, да будет доволен им Аллах, и сообщил ему о случившемся. Прошу тебя. Отправь кого угодно, что бы он сказал Хусейну, дабы он не приходил в Куфу, что те 12 тысяч человек разбежались, и я остался один, что бы он не продолжал путь. Весь наш план, который мы составили, провалился. Прошу тебя, отправь к Хусейну человека, который передал бы ему эти слова. Пусть скажет: «Ибн Акыль говорит тебе: «Я оказался пленником в руках людей. Я не знаю, утром ли я умру или вечером»-, и он говорит тебе:-«Возвращайся со своей семьёй. И да не обманут тебя жители Куфы, ибо они те, от кого твой отец хотел избавиться, убив их, или умерев. Воистину они солгали мне и тебе».

И сказал Мухаммад ибн Ащъас: «Клянусь Аллахом, я сделаю это. И я дам знать Ибн Зияду, что я гарантирую тебе безопасность. Я ин ша Аллах, доведу послание и подстрахую тебя, тебя не убьют».

Конечно же, Ибн Ащъас позвал человека по имени Ийас ибн аль-Аббас, сказал ему отправиться к Хусейну и передать послание. Дал ему верховую верблюдицу и поручился за его семью и дом.

Мухаммад ибн Ащъас вошёл к Убайдуллаху ибн Зияду с Муслимом ибн Акылем и сказал: «О Убайдуллах ибн Зяид, я гарантирую безопасность этому человеку». Мухаммад ибн Ащъас был одним из глав своего племени, и у него был статус перед  Ибн Зиядом.

И сказал этот мерзавец Ибн Зияд: «Мы послали тебя не для того, что бы ты гарантировал ему безопасность. И мы не примем твоей гарантии». (Посмотрите на эту скверность) «Вообще мы послали тебя, лишь для того что бы ты поймал его. И ты хочешь его обезопасить?».

И входя во дворец, Муслим ибн Акыль захотел пить. И у дверей дворца попросил у людей воды смочить горло. И ему дали сосуд. И когда он решил выпить, вода смешалась с кровью, текущей с его ран, ведь он сражался, когда люди пришли схватить его в том доме. И он побрезговал, не смог выпить воду, смешанную с кровью и выкинул сосуд. И вошёл он во дворец, испытывая жажду. Войдя, он встал перед Убайдуллахом ибн Зиядом. И сказал Ибн Зияд: «Я убью тебя».

Он сказал: «Так?»

У.«Так!»

М. «Позволь же мне сделать завещание кому-нибудь. Я хочу кое-что сказать. Позволь же мне это сделать, прежде чем я умру».

Он сказал: «Говори». И у Ибн Зияда было полно людей на собрании. И Муслим начал оглядываться по сторонам и увидел Умара ибн Са’да ибн Аби Уаккаса. Увидев его, он сказал:

– О Умар, между нами есть родство. Наша родня в Мекке и Медине, и твой отец был великим сподвижником. Сможешь ли ты передать моё завещание?

Он молчал. И когда Ибн Зияд жестом дал знать что он не против, он сказал:

– Да.

Муслим сказал ему:

– Подойди ко мне, это секрет. Я не могу говорить, когда сорок или пятьдесят человек слышат.

И Умар второй раз взглянул на Ибн Зияда. Посмотрите на хватку этого Ибн Зияда. И он опять согласился. Потом они двое отошли в сторонку.

И сказал Муслим:

– У меня есть долг в Куфе, в размере семи ста динаров. Верни их за меня. Забери моё мёртвое тело у ибн Зияда и предай его земле. Не оставляй его зверям и собакам на съедение. И отправь кого-нибудь к Хусейну ибн Али. Я писал ему, что люди с ним, и я думаю, что он идёт сюда. Скажи ему, что бы он возвращался обратно.

И подошёл Умар к Ибн Зияду и поведал ему о сказанном, и спросил его:

– Ты разрешаешь мне это сделать?

Он ответил:

– Да.

И потом Муслима ответили на самую вершину замка, и он в это время молился, восхвалял Аллаха, каялся и читал саляваты, говоря: «Астагъфируллах, Аллахумма салли аля Мухаммад уа али Мухаммад», пока его не привели к месту. И он начал молиться:

– О Аллах, рассуди между нами и людьми, которые обманули нас и оставили без помощи. Где те двенадцать тысяч человек. Обманули нас и бросили на произвол судьбы.

Потом ему отрубили голову и сбросили её с вершины замка и выкинули тело за ней.

Затем они привели Хану ибн Урва и поступили с ним так же.

Конечно, в тот момент, те люди, которые думали им помочь, увидев остриё мечей и то, что сражение началось, остановились. Их души стали очень дорогими для них, они отказались пожертвовать ими на пути Аллаха и помощи родне Пророка, алейхи соляту уа ссалям.

Убили и Хану ибн Урва. И после того как сбросили их тела с вершины замка, взяли эти тела и вывесили их на рынке.

Проблема в том, о люди, что когда Муслим ибн Акыль, да будет доволен им Аллах, увидел, что люди, поддавшись эмоциям, последовали за ним, говоря: «Поможем родне Пророка. Поможем нашим людям. Поможем Хусейну ибн Али. Да, мы не хотим этой власти»…

То есть, они поддались эмоциям, но когда дело приняло серьёзные обороты, от тех эмоций не было никакой пользы.

Прошло время. Люди в Куфе начали обмениваться новостями, видя повешенные тела на рынке. Узнал ли об этом Хусейн или нет? Каким образом весть дошла до Хусейна? Что сделал Хусейн, когда новость дошла до него? Вернулся ли он в Медину, пошёл ли он к Язиду? Стал ли сражаться? Что сделал Хусейн? И что подтолкнуло его к сражению, если он сражался? Мы поговорим об этом, с позволения Аллаха, но после этой короткой паузы.

 

К некоторым знатным людям и правителям дошли вести о том, что Хусейн вышел. И они стали отправлять своих людей к Убайдуллаху ибн Зияду, когда он стал правителем Куфы, давая ему свои советы, по поводу решения этой проблемы.

Например, Марван ибн аль-Хакям написал Ибн Зияду:

«Воистину, Хусейн ибн Али направился к тебе. И он Хусейн сын Фатымы, и Фатыма дочь Посланника Аллаха, салляллаху алейхи уа саллям. И клянусь Аллахом, для нас нет никого любимее Хусейна. И не смей даже думать о том, что ничем ни окупиться, ни кем не забудется и не перестанет вспоминаться».

И написал ему также Амр ибн Саид ибн аль-Ас:

«К тебе направляется Хусейн. И в этой ситуации ты либо останешься свободным, либо станешь рабом, тебя поработят, как порабощают тех, кто в неволе».

 

 

 

Приближаясь к Куфе, Хусейн встретил на своём пути поэта по имени аль-Фараздак. Мы уже упоминали это в прошлый раз. Хусейн стал расспрашивать о новостях. До него до сих пор не дошло послание Муслима ибн Акыля, и он не знал что Муслим стал шахидом.

Он сказал:

– Какие новости о Фараздак?

И сказал ему Фараздак:

– Люди с тобой, но они оставят тебя без помощи.

Он сказал:

– Как? Вот у меня их письма. Они подписались под этим. Они правдивы со мной.

И сказал ему Фараздак:

– О сын дочери Посланника Аллаха. Сердца их с тобой, и ты более любим для них. Но мечи их с Бани Умаййа. (У Бану Умеййа есть деньги!)

К Убайдуллаху ибн Зияду стали приходить письма, предостерегающие от убийства Хусейна. Ибн Зияд сейчас начал предпринимать действия, чувствуя, что Хусейн близко.

Он приказал Хусайну ибн Тамиму ат-Тахави, который был главой его полиции, отправиться в Кадисийю, организовать конницу, запретить всем входить и выходить из Куфы. Он сразу расставил охрану на всех мостах и подступах в город. Никому нельзя было войти в Куфу или выйти из неё. Этот Хусайн ибн Тамим оказался преданным стражем Ибн Зияда.

Человек по имени Кайс ибн Мусхир ас-Сайдауи, Хусейн всё ещё был в пути, и этот Кайс ибн Мусхир отправился к Хусейну с посланием, что бы сообщить ему новости, и сказать ему: « Не входи в город. Не иди туда, всё кончено, ты перед лицом смерти».

Но его поймал Хусайн ибн Тамим, и отправил его к Ибн Зияду. А тот его сразу же убил. Хусейн продолжал приближаться к городу, не зная, что там происходит. И он отправил своего человека к Муслмиму ибн Акылю, сказав ему: «Ради Аллаха, дойди до Куфы раньше нас, ибо с нами женщины и дети, нас много. Иди же ты один отправляйся в Куфу по-быстрому, и узнай, что произошло с Муслимом ибн Акылем». И этот человек тоже попал в руки Хусайна ибн Тамима, он передал его Ибн Зияду, и тот его тоже убил.

И Хусейн, да будет доволен им Всевышний Аллах, до сих пор, так и не узнал, что же там произошло, и до него никаких вестей не доходило. Когда же он стал подходить всё ближе и ближе, начал встречать бедуинов, живущих в пустыне в окрестностях Куфы, и до него дошли вести, об убийстве Муслима ибн Акыля и Ханы ибн Урва. И он остался со своей семьёй. С ним было шестьдесят детей, включая стариков, детей и женщин.

Хусейн обратился к своей семье и людям, которые были с ним, и сказал им:

– Кто желает уходить, может уйти.

Некоторые люди начали смотреть на него с недоумением:

– Как же мы тебя оставим?!

Некоторые всё же ушли от него. Но некоторые оставшиеся с ним, сказали:

– Просим тебя ради Аллаха, вернись обратно. У тебя нет в Куфе ни помощников, ни сторонников. Всё кончено. Не иди в Куфу. Мы опасаемся того, что жители Куфы пойдут против тебя.

И когда он только собрался вернуться, вскочили братья Муслима, сыновья Акыля и сказали:

– Клянёмся Аллахом, мы не отступим, пока не отомстим, или пока с нами не случиться то, что случилось с Муслимом.

Хусейн сейчас желает вернуться, но братья Муслима сказали:

– Ты вернёшься после того как нашего брата убили? Нет, мы хотим пойти и отомстить за него.

В это время вышел аль-Хурр ибн Язид ат-Тамими с авангардом армии Куфы, которых послал Ибн Зияд. И придя на место, он встретился с Хусейном. И когда он подходил, Хусейн ибн Али стал слышать, что кто-то из его сторонников начал возвеличивать Аллаха, говоря: «Аллаху Акбар, Аллаху Акбар».

Хусейн спросил его:

– Зачем ты это произнёс?

Он ответил:

– Я увидел пальмы!

И некоторые стали говорить, что в этой местности нет пальм. Это оказалась конница, и на лошадях виднелись всадники. Это был тот самый авангард, в котором насчитывалось тысяча человек.

Аль-Харр ибн Язид подошёл к Хусейну ибн Али, вежливо поговорил с ним. И сказал ему аль-Хурр:

– Мне приказано сопровождать тебя до Куфы.

Хусейн сказал:

– Жители Куфы со мной.

Аль-Хурр сказал:

– С тобой нет никого!

Хусейн сказал:

– Вот их письма, под которыми они подписались! Они все хотят, что бы я пришёл к ним!

И сказал он:

– Клянусь Аллахом, нет никого с тобой. Но ступай со мной в Куфу.

Хусейн сказал:

– Нет, я не пойду с тобой в Куфу, к Ибн Зияду.

И аль-Хурр ибн Язид сказал ему:

– В таком случае, иди подальше от Куфы, но не входи в Куфу. Отдались от неё как можно больше.

Хусейн так и поступил. Направился в другое место, пытаясь отдалиться от Куфы. И вдруг подошло другое войско, состоящее из четырёх тысяч человек, которых возглавлял Умар ибн Сад ибн Аби Ваккас. Он вышел был в сторону Дейляма, что бы сразиться с ними. Ибн Зияд отправил ему послание, сказав: «Сразись с Хусейном. И когда разберёшься с этим делом, ступай в Дейлям».

Умар ибн Сад прибыл с четырьмя тысячами, и сейчас их пять вместе с аль-Хурром ибн Язидом.

Аль-Хурр ибн Язид пришёл, что бы сразиться с Хусейном, но не стал этого делать. Он стал молится, стоя за Хусейном, да будет доволен им Аллах.

Прибыл Умар ибн Сад ибн Аби Ваккас. Прибыв, он подошёл к Хусейну, и их окружила конница в месте Кярбаля. Хусейна окружили в районе под названием Тафф. И тут Хусейн, да будет доволен им Аллах, начал переговариваться с Умаром ибн Садом. Он сказал:

– Я отправился в Куфу лишь потому, что её жители позвали меня. Вот эти послания. У меня полно их писем.

Но он не принял это, сказав:

– Я ничего не могу поделать с этим делом. Но я напишу Ибн Зияду.

И он отправил послание Ибн Зияду, написав:

«Во имя Аллаха Милостивого Милосердного. А затем:

Я нахожусь рядом с Хусейном. Я отправил к нему гонца. И спросил его о том, что привело его сюда и какие у него требования. Он ответил мне, что ему написали жители этого города. Направили к нему гонцов, которые попросили его прийти к ним, и он пошёл к ним. И если они больше не хотят этого, то он готов уйти и вернутся назад».

И когда Ибн Зияд прочитал это, сказал:

– Теперь, когда мы его схватили, он желает спастись. Но ему не уйти от меня.

И написал Ибн Зияд Умару ибн Саду:

«Во имя Аллаха Милостивого Милосердного. А затем:

До меня дошло твоё послание. И я тебя понял. Предложи Хусейну присягнуть Язиду ибн Муавия и всем его сторонникам (То есть, сначала он должен присягнуть Язиду ибн Муавия, которому отказался давать присягу, а потом присягнуть всем его сторонникам, ему и остальным). И когда он сделает это, мы примем решение».

Пусть присягнёт Язиду и остальным, потом мы подумаем, что с ним делать.

Подошёл Умар ибн Сад, и сказал:

– О Хусейн. Вот ответ Ибн Зияда.

И Умар ибн Сад знал, что Хусейн храбрец. Что он не согласиться с решением этого мерзавца, который ещё подумает, что с ним делать.

И Хусейн сказал:

– У меня есть три предложения. Вы оставляете меня, и я возвращаюсь туда, откуда пришёл. (Я пришёл из Мекки и Медины, туда и вернусь. Сделаем вид, что ничего не произошло). Или вы оставляете меня, и я пойду в Шам, вложу свою руку в руку Язида и договорюсь с Язидом. (У меня нет дела с этим мерзавцем Ибн Зиядом. Он не властен надо мной. Вы говорите, что халиф Язид, я пойду к халифу и договорюсь с ним). Или я возвращаюсь с теми, кто со мной, или я иду в Шам. Если вы не согласны с первым и вторым, вот третий вариант: я отправлюсь к окраинам мусульманской страны. Пойду к одной из границ Исламского государства, и буду сражаться на пути Аллаха. Буду, находясь там, обучать людей, давать им фетвы и делать джихад на пути Аллаха.

Умар ибн Сад передал эти слова Ибн Зияду. Это хорошие предложения.

Ибн Зияд почти согласился, но мерзавец по имени Щамр ибн Зиль-Джавщан сказал Ибн Зияду:

– Нет, клянусь Аллахом. Пусть согласиться с тобой, что бы ты его судил. И потом пусть отправляется к Язиду или другому.

Ибн Зияд послушался Щамра ибн Зиль-Джавщана. И оправил послание, сказав, что Хусейн должен подчиниться ему.

Конечно, даже если бы небеса обрушились на землю, Хусейн никогда не подчинился бы этому мерзавцу Убайдуллаху ибн Зияду.

И потом уже произошло, то самое решающее и трагическое сражение, в котором погиб Хусейн ибн Али, сын дочери Посланника Аллаха, салляллаху алейхи уа алихи уа саллям. В котором пролилась кровь непорочных.

В путницу утром, шестьдесят первого года с Хусейном было тридцать два всадника и сорок пеших. Всего лишь. А против них было пять тысяч.

Аль-Хурр ибн Язид, который привёл тысячу человек, примкнул к Хусейну, да будет доволен им Аллах. С Хусейном были женщины и дети. Он разместил их по палаткам сзади. И за палатками он разжёг дрова, что бы сзади, никто не смог застигнуть их врасплох. Ибо перед ними было пять тысяч, а вместе с ним было лишь малое количество людей, тридцать два всадника и сорок пеших. А тех целых пять тысяч. Он упорядочил их как смог. Те тоже упорядочились, как смогли. И началось сражение.

Постарайся представить женщин из Ахлюль-Бейт, их детей, их мужчин. Как они сражались, в то время как женщины и дети смотрели на них. Постарайся представить то малое количество людей, которые были из числа святейших, чья нога ступала по земле. И они были святейшими на земле в тот момент. Из них был Хусейн ибн Али, да будет доволен им Аллах, его жёны, дочери, сёстры, сыновья, члены его семьи.

Они сражались с пяти тысячью.

Когда завязалось сражение, сторонники Хусейна стали сражаться отчаянно, не щадя себя. Они начали падать в разные стороны. Но он продолжал героически сражаться. Каждый, кто приближался к нему с мечом в руках, видя Хусейна, отступал. Он убивал, но его не убивали. Никто не хотел брать на душу грех убийства сына дочери Посланника Аллаха. Пока не подошёл Щамр ибн Зиль-Джавщан, и, боясь, что сражение пойдёт не так, начал кричать: «Убейте его!». В итоге на него напали и убили его, да будет доволен им Аллах.

Из числа сторонников Хусейна было убито семьдесят два человека. Дети и женщины продолжали смотреть на происходящее. Они не сжалились ни над плачем детей, ни над криком женщин, ни над теми, кого Хусейн спрятал в палатках.

И из армии Умара ибн Сада ибн Аби Ваккаса было убито восемьдесят восемь человек. Умар бин Сад попытался отстраниться от участия в битве. Но Убайдуллах ибн Зияд пригрозил ему уволить с власти и убить, и в итоге он согласился. Вместе с Хусейном было убито восемнадцать человек из Ахлюль-Бейт. Среди них сыновья Али: сам Хусейн, Джаъфар, аль-Аббас, Абу Бакр ибн Али и другие. Из сыновей Хусейна были убиты Али страший и другие. Были убиты из сыновей Хасана Абдуллах, аль-Къасим, Абу Бакр ибн аль-Хасан ибн Али. Были убиты также некоторые сыновья Акыля.

Были убиты отважные мужчины, которые сражались героически. Но что они могли сделать против пяти тысяч. Они были убиты и отправились к своему Господу, азза уа джалль.

В некоторых книгах переданы разные сообщения о том, что якобы небо сгустилось, будучи красным, что что-то случилось с солнцем, что под каждым поднятым камнем была обнаружена кровь. Вещи, собранные в разных книгах по истории, но они не достоверны. Были убиты те, кто лучше Хусейна, да будет доволен им Аллах, был убит Али ибн Аби Талиб, его отец, да будет доволен им Аллах. И ничего такого не произошло, что якобы небо пролило кровавый дождь, что ангелы плакали, что с животными происходило то-то. Есть много таких сообщений, которые в действительности не являются достоверными. Более того, умер Посланник Аллаха, салляллаху алейхи уа алихи уа саллям, и такого не произошло. Был убит Умар, да будет доволен им Аллах, и не подобное не происходило.

И Хусейн наш господин, любимец и услада очей наших. Но сообщения о том, что под камнями была кровь и прочее, не являются достоверными.

Когда Ибн Зияд всё же сделал это, все люди упрекнули его за содеянное.

Во время сражения, Хусейн проявил небывалый героизм, но у нас не достаточно времени для упоминания этого.

Голова Хусейн ибн Али, да будет доволен им Аллах, была отправлена к Убайдуллаху ибн Зияду, этому мерзавцу. Убайдуллах ибн Зияд сам по себе был человеком скверным. Передаётся даже, что в один из дней к нему пришли некоторые сподвижники Посланника Аллаха, салляллазу алейхи уа алихи уа саллям, делая ему наставления. Они сказали:

– О амир. Воистину, худшими правителями являются тираны. Будь добрее!

И он ответил:

– Помолчи. Ты лишь высевок из числа сподвижников Посланника Аллаха. (салляллаху алейхи уа алихи уа саллям)

(Высевки, это то, что остаётся в сите, когда через него пропускаются семена или что-то в этом роде. Хорошее падает через сито, а плохое остаётся, которое потом выкидывается)

И сказал тот сподвижник:

– Клянусь Аллахом, среди сподвижников Посланника Аллаха, саллаллаху алейхи уа саллям, не было высевок. Высевки есть лишь из числа тех, кто пришёл после них.

Этот человек вовсе не уважал других. В нём не было ни намёка на вежливость по отношению к другим.

Голову Хусейна, да будет доволен им Аллах, отправили к Убайдуллаху ибн Зияду, и он стал совать палку ему в рот, глумясь над ней. И тут Анас ибн Малик поднялся и сказал: «Позор на твою голову! Клянусь Аллахом, я видел, как посланник Аллаха, салляллаху алейхи уа саллям, целовал то место, в которое ты сейчас тычешь палкой!»

(Похоже что здесь видео обрывается ненадолго. Я не понял с какого места он продолжил. Написал, что смог подогнать под смысл. – Прим.)

Собрано немало шиитских книг о достоинствах посещения могилы Хусейна и других. Их насчитывается около шестидесяти.

Дорогие зрители! Мы должны возвеличивать места поклонения Единому Аллаху, у которого нет сотоварищей. Клянусь Аллахом, Хусейн для меня любимее сына и самого себя. И клянусь Великим Аллахом, если я был бы с ним, я пожертвовал бы душой ради него. Клянусь Аллахом. И я хотел бы быть убитым вместе с ним. И я хотел бы, что бы моя голова отделилась от тела раньше, чем пролилась хотя бы капля его крови.

И как же нам не любить и не возвеличивать его?! Ведь он любимец Посланника Аллаха, салляллаху алейхи уа алихи уа саллям, и господин юношей рая. Но он сам не желал бы того, что бы люди проявляли чрезмерность по отношению к нему, и возвышали его больше, чем он того заслуживает. Дорогие мусульмане, пусть будет единым наше слово, и давайте оставим эти разделения и разногласия. Оставим горе, которое разделяет нас. Это горе случилось и закончилось. И мы просим Аллаха, что бы он посредством этого возвысил степень Хусейна. Но она не должна подталкивать нас к взаимной ненависти и разногласиям. Чтобы не портился образ мусульман перед миром, из-за происходящих самоистязаний и татбира, и убийства друг друга.

Да будет доволен Аллах Хусейном. И клянусь Аллахом, если бы он был с нами, его слова только объединяли бы мусульман, а не разделяли.

Прошу Аллаха, что бы он одарил Хусейна своим довольством, и что бы он возвысил его степень, и степень членов семьи Посланника Аллаха, салляллаху алейхи уа алихи уа саллям. И что бы Он отомстил тем, кто причинил страдания Хусейну, или семье Посланника Аллаха, салляллаху алейхи уа алихи уа саллям.

Прошу Аллаха, возвысить их степень, и собрать нас с ними в раю, вместе с нашим Любимцем и Посланником, и любимцем Милостивого Аллаха, Мухаммадом, алейхи ссоляту уа ссалям. И прошу Аллаха объединить слово мусульман во всех местах. Прошу Аллаха объединить слово мусульман во всех местах, и вывести их из заблуждения!

Благодарю вас за просмотр, и до следующей нашей встречи, об истории другого человека из родни Посланника Аллаха, салляллаху алейхи уа алихи уа саллям.

Уас-Саляму алейкум уа рахматуллахи уа баракятух.

Смотрите также

Шиизм – религия чьи блага зарыты в могиле

About Burhan.tv Mail | Facebook | Остальные записи (271)